Крупные банки хотят забыть о малом бизнесе?

14 августа 2016

Похоже, крупные банки РФ мечтают «забыть» о кредитовании малого и среднего бизнеса, как о страшном сне, и готовятся к предстоящей банковской реформе, которую мы и рассмотрим в рамках настоящей публикации.

Чем дальше в XXI век, тем большее создается впечатление, что банковский и реальный секторы отечественной экономики живут на разных планетах, разговаривают на разных языках и преследуют взаимоисключающие цели. Никакого симбиоза, продиктованного логикой развития, нет и в помине. Вроде бы государство неутомимо накачивает так называемые кредитно-финансовые организации деньгами, дабы те максимально эффективным образом использовали их во благо экономического развития. Даже накопления, сданные народом на сбережение в Пенсионный фонд, замораживаются ради поддержки «штанов» банкиров. Однако современные российские финансисты, похоже, куда охотнее занимаются спекуляциями, чем инвестициями. А если и раздают кредиты бизнесу, особенно малому и среднему, то под такие проценты, что бюджеты всех уровней вынуждены помогать предпринимателям выплачивать их, оговаривая соответствующую строку в целевых программах поддержки малого и среднего бизнеса.
Понятно, что никакой эффективностью тут не пахнет. По крайней мере, для экономики страны. А потому сытое существование банковского спрута в его нынешнем виде не может продолжаться вечно. Рано или поздно даже такое лояльное к движению капиталов государство, как современное российское, должно задать банкирам третий извечный вопрос русской интеллигенции: «Куда деньги деваются?» и потребовать смены приоритетов. И очень похоже на то, что сегодня, в разгар экономической рецессии, время этого вопроса наконец-то пришло. Во всяком случае, проект банковской реформы, анонсированный главой отечественного Центробанка Эльвирой Набиуллиной по ходу международного финансового конгресса в Санкт-Петербурге, очень похож на попытку провести косметический ремонт российского банковского сектора таким образом, чтобы и от президента по шапке не получить, и интересы крупного капитала не задеть, и производителю, в том числе малому и среднему, какую-то косточку бросить.
Суть реформы, если коротко, заключается в том, чтобы разделить все банки, у которых до сих пор не отобраны лицензии, на две категории. В первую из них войдут несколько крупнейших банков страны, общими усилиями контролирующих более 60% российских финансовых активов. Их назовут федеральными. По просочившейся из Центробанка информации, к элите планируется отнести Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, Альфа-банк, Раффайзенбанк, Юникредит, Открытие, Росбанк и Промсвязьбанк. Возможно, чуть позднее список будет расширен, но вряд ли значительно. Эта «банковская аристократия» будет официально избавлена от обязанности кредитовать всякую «пузатую мелочь» вроде населения и предпринимателей и сможет сконцентрировать свои усилия на получении прибыли путем открытия корреспондентских счетов за рубежом, торговли на иностранных биржах и иных сложных банковских операций, в которых неподготовленному человеку разобраться практически невозможно.
Всем остальным банкам присвоят статус региональных. Им разрешат работать только на территории конкретных субъектов Российской Федерации. Открывать отделения за пределами «резерваций» – нельзя. Трансграничными операциями заниматься – нельзя. С нерезидентами сотрудничать – нельзя. Можно лишь привлекать деньги в пределах установленного сверху ареала обитания и, затем выдавать их в качестве кредитов физлицам и предприятиям. Таким образом, Центробанк намерен в лучших традициях идеологии монетаризма разделить зону своей ответственности на сверхбогатых и остальных. Одним – условный «Куршавель», вторым – обязанность кредитовать малый и средний бизнес, которая так утомляет и раздражает «великих». К примеру, руководитель ВТБ Андрей Костин открытым текстом заявляет, что кредитование малых и средних предпринимателей суть дело неблагодарное и, в некотором роде, даже бессмысленное, ибо чревато образованием массы невозвратных долгов. Дескать, приходится выводить из спекулятивного оборота миллионы рублей, дабы создать резервы под рискованные кредиты. Отчего экономике, может быть, и становится лучше, но вожделенная прибыль ужасно страдает.
После этих объяснений становится ясен смысл предложенной Центробанком реформы. Если законопроект, который, по словам Набиуллиной, скоро будет внесен на рассмотрение Госдумы, станет полноценным законом, в отечественной банковской сфере образуется отряд «небожителей», освобожденных от любой не только социальной, но и экономической ответственности. По сути, крупные банки, в том числе с преобладающим государственным участием, превратятся в «вещь в себе» и, полностью оторвавшись от реальной экономики, сконцентрируются на получении прибыли.
Сегодня те, кто лоббирует банковскую реформу по Набиуллиной, рассказывают сказки о повышении доступности к кредитам для малого и среднего бизнеса сразу после того, как маленькие банки, пытающиеся конкурировать с «великанами», будут заперты на золотой ключик в регионах. Дескать, после этого гениального шага и цена банковских услуг резко снизится, и лицензии у маленьких банкиров отнимать перестанут. Неблагонадежных тупо объявят региональными – и каждый связавшийся с ними предприниматель сможет быть уверенным в том, что если его вклады и пострадают, то никак не по вине всероссийского регулятора. За 25 лет путешествия в демократию подобных сказок мы слышали много. Однако молочные реки в кисельных берегах если и потекли по Руси-матушке, то в рот попали далеко не всем. И после вывода из реального внутреннего оборота 60% финансовых активов экономическая ситуация в стране вряд ли улучшится. Скорее, усугубится.

Комментарии

Комментариев нет.

Введите комментарий

Для добавления комментария Вам необходимо авторизоваться